«Жамэ». Про Чехова. Но по-чеховски ли?

Мелиховский театр "Чеховская студия". Жамэ.

Прав тот, кто искренен. (А.П. Чехов)

****

Синонимы к слову «жеманство»: кривлянье, ломание, манерничанье, наигранность, неестественность, ненатуральность.

****

Я не чеховед и не профессиональный театральный критик. Просто одна из зрителей, любящих театр и интересующихся событиями небогатой островной театральной жизни. Давно уж не хожу на гастрольные антрепризы, не раз убедившись, что приезжают к нам столичные артисты в основном «на чёс». Но увидев афишу Мелиховского театра «Чеховская студия» в юбилейный чеховский год заинтересовалась. Не помню, чтобы к нам из Мелихова приезжали! Всего один показ спектакля «Жамэ» в Южно-Сахалинске. Биографическая мелодрама. О Чехове, о любви — заманчиво!

Удивило, что зал был не полный. Это при нашей-то неизбалованной благодарнейшей публике! Режиссёр представил проект: театр спектаклем «Жамэ» начинал гастрольную поездку по всему острову, организованную Музеем книги А.П. Чехова «Остров Сахалин». Декорации и реквизит в чёрно-белых тонах. На сцену в роли Чехова вышел Сергей Фатьянов. Непривычно было видеть Антона Павловича этаким круглолицым здоровячком. Причём, мнение режиссёра, что это не концепт, а возврат к правде: Антон Павлович, мол, до болезни таким и был. Ну да бог с ним, с внешним сходством или не сходством, хоть и кашлял уже жестоко писатель по ходу действия. Хуже другое: вскоре после начала пьесы стало как-то скучновато.

Появление Андрея Богданова в роли Третьего добавило вопросов. На мой взгляд, в игре Андрея ощущалось самолюбование. Он вообще-то актёр музыкального театра и исполняет ведущие роли в мюзиклах. Подачи голоса на сцене было достаточно. И перевоплощения из одного персонажа в других — такой составной был Третий — удались. А вот самоотдачи и проникновенности не хватило. Невольно вспомнились слова К.С. Станиславского: «Надо любить искусство в себе, а не себя в искусстве.»

Лидию Стахиевну (Лику) Мизинову, большую, но так и не состоявшуюся любовь Чехова, в «Жамэ» играет Светлана Герасимович. Жаль, но с первого же выхода на сцену в её игре увиделось жеманство.

Нудным и пошловатым каким-то получился в постановке Чехов. А от спектакля в целом осталось ощущение пресной банальности. И это при том, что М.Горький писал о Чехове: «Его врагом была пошлость. Он всю жизнь боролся с нею».

Знаете, где-то после середины пьесы я начала поглядывать по сторонам. Было любопытно увидеть лица других зрителей. Замечены были спавшие. Смеялись и улыбались мало, хотя обычно рассмешить сахалинского зрителя очень легко. Кто-то даже вышел из зала, не досмотрев. Оваций в конце не было, скорее благодарные вежливые аплодисменты. А ведь у нас обычно хлопают щедро и провожают актёров стоя!

Мы с приятельницей долго обсуждали спектакль. Задавались вопросами: «Что мы вынесли? Что для себя открыли? Раскрыта ли тема любви?». Так и не поняли, почему театр принципиально, по словам режиссёра, относит себя к некоммерческим, если билеты стоили 650 рублей. В чём «столичность» и профессионализм Мелиховского театра, подчёркнутые режиссёром?

Очень захотелось перечитать Антона Павловича! Во всей его скромной интеллигентности. Может, и актёрам, игравшим в «Жамэ», это не помешает? Аура чеховского Мелихова аурой, но всё же, как постичь суть и уловить посыл классика, не вчитавшись в его произведения как следует, не «точечно»? Да, читать Чехова зачастую сложно. Как и играть на театральной сцене натурально. В этом-то и уровень! А мы, провинциалы, по сути ведь добрые и простые. Многое прощаем. Но не неискренность. С нами лучше по-чеховски!

Добавить комментарий