Все — это много разных частностей.

Так же, как все

Частный — значит являющийся отдельной частью чего-нибудь, не общий, не типичный, представляющий собою какую-либо отдельную подробность, деталь чего-то. Разве не из частностей составляется вся наша жизнь? И кто из нас не любит покопаться в деталях и подробностях? А где, как не в театре, с одной стороны, созерцать особенное, не типичное, а с другой — наблюдать общие современные тенденции? 

Поводом к размышлениям стала сентиментальная комедия «Так же, как все», поставленная в Чехов-Центре по пьесе Ксении Степанычевой «Частная жизнь».

Так же, как всеЕще до просмотра постановки стало вдруг интересно, из каких же частностей складывается сам театр. Захотелось увидеть его с не типичной, не фасадной стороны.

Театр с другой стороны

Служебный вход в театрОказалось, что, помимо актеров и режиссеров, есть в нем, например, начальник отдела рекламы Анастасия. Отрекомендовавшая, кстати, вышеупомянутый спектакль так: «Это современная комедия. Состоит из нескольких рассказов. Народу нравится. Это наша жизнь. Что-то даже с Южно-Сахалинском связанное проговаривается».

Контролер билетов Валентина ФедоровнаС юмором внесла свои детали в картину мира театра контролер билетов Валентина Федоровна:

— За что вы любите свою работу?

— Я работаю все время со зрителями!

— Какие они, наши зрители?

Доброжелательные. Хорошо приветствуют актеров, любят их и уважают.

— Может быть, вспомните какие-то интересные истории?

— Был у нас спектакль «Ужин по-французски». Я выхожу из зала, и вдруг мужчина спускается со второго этажа и говорит: «А где же ужин?» А за ним идет женщина и рассказывает: «Он надел зубы и сказал, что пойдет на французский ужин».

Актриса Марина СеменоваУглубились в детали театральной жизни мы в актерской курилке перед самым началом спектакля с Актрисой Мариной Семеновой. Она готовилась  к выходу на сцену в роли Маринки (точнее, Марин-ок, но об этом позже):

— Что для вас театр?

— Это способ общения, передачи своих мыслей, мировоззрения и мироощущения через спектакль в зрительный зал.

— Людям и так, в обычной жизни, хватает страстей! Зачем, по-вашему, им ходить в театр?

— Мой любимый театр — тот, который является неким зеркалом, где зритель может увидеть себя со стороны. Он, мне кажется, приходит, может быть, даже не ответить на какие-то вопросы, которые поднимает тот или иной спектакль, но хотя бы он задумается о том, что происходит с человеком, когда он попадает в разные коллизии. Он может ему посочувствовать, может наоборот не принять его позицию. Но это какой-то повод для размышления. В таком случае и появляется общение. Спектакль задает вопросы, а, может быть, сам зритель пытается найти на них какие-то ответы или хотя бы размышляет.

Вы затронули тему общения. А вы для зрителей играете или в свое удовольствие? Вам важна обратная связь? 

— Обязательно нужна! Иначе можно играть только с партнером и без зрителей. Они же, зрители, вроде как мешают. Потому что начинаются лишние волнения. Это такая профессия, в которой хочется нравиться, чтоб тебя понимали. Это, с одной стороны, вроде как и мешает. А с другой стороны, общение необходимо, потому что реакция зала, неважно, что это будет — смех, слезы или внимательная тишина — тебе помогает воспринимать, что то, что ты делаешь, не только для тебя, а необходимо еще кому-то.

А как вы ловите обратную связь? Вы видите глаза людей в зале?

— Глаза в зале мы можем увидеть только на поклоне, когда включается общий свет. А мы, что называется: «чувствуем дыхание зала». То есть либо он шебуршит, кашляет, шуршит фантиками или смс-сит, раздаются звуки телефонов. Либо он с тобой вместе живет сейчас одним целым.

По окончании спектакля вы каждый раз подводите итог, удалось сегодня сыграть или не удалось? И по каким критериям вы это определяете?

В общем-то да. Вот этот спектакль, который вы сегодня будете смотреть, такой, как сказать, общедоступный, что-ли. Он и поставлен так, и сама пьеса написана. Она очень легкая. И в принципе там люди видят себя со стороны. То есть это такие житейские ситуации, которые очень схожи с жизнью, похожи на то, что происходит за театром. Легко понять, случилось ли созвучие, нашли ли мы общий язык с залом. Есть некие закономерные реакции в виде смеха.

Актриса Марина Семенова в шляпке Маринки— Ваша Маринка — она какая? Похожа на вас?

— Да, похожа! В общем-то, я скажу, может, это и не секрет, а одна из основ профессии — какую бы роль мы ни играли, мы черпаем все из своей эмоциональной памяти. Мы можем быть не похожи на наших персонажей по социальному статусу или историческому хронометражу, не из той эпохи. Или мы себе говорим, что мы бы так никогда не поступили, допустим. Но мы все равно ищем ту правду, то оправдание поступков героя в себе. И пользуемся только своим эмоциональным багажом. Поэтому на сцене это все наше. Скажу: «Да, я похожа на нее!»

Мы живем в провинции, и театр драматический у нас один. Как вы считаете, вам удается избежать провинциальщины? 

— Понятие «провинциальный театр»  не географическое. Для меня — это когда зритель мало ходит, когда на сцене пятнадцать человек, а в зрительном зале — три. Такое может быть и в столичных театрах. Провинциальный театр — это театр, который мало выезжает на гастроли. Все-таки у нас происходит какая-то жизнь, к нам приезжают и другие режиссеры, из столиц. И лаборатории у нас проходят. Да, у нас есть отдаленность. Но это пытаются решать привлечением режиссеров с материка и организацией творческих лабораторий. Поэтому я могу сказать, что у нас хороший театр. Именно благодаря и зрителям, которые его очень любят. И актеры с таким энтузиазмом откликаются на все эксперименты!

Примерить шляпку МаринкиТем временем зал наполнялся зрителями.

Зал наполнялся зрителямиРазными:

— Вы часто в театр ходите?

— Раньше ходили часто, сейчас реже.

— Нет, мы не местные, из Анивы. Ходили бы чаще, если бы спектакли начинались раньше, не в 19 часов.

— В первый раз.

— Часто. Любим наш театр. Многие спектакли нравятся.

— Почему вы именно на этот спектакль решили пойти?

— Нам мужчины на работе подарили на 8 марта билеты.

— Семейная комедия.

— Комедия — это всеобщее что-то.

— Мы на все ходим.

— Чего вы ждете от спектакля?

— Отдохнуть, отвлечься от всего, расслабиться.

— Позитива. Может быть, даже чему-то научиться. Посмотреть со стороны на всю эту семейную жизнь и для себя что-то почерпнуть.

— Впечатлений, эмоций.

И был спектакль. Менялись мизансцены.

Маринка на сцене

На мосткахМаринка (Марина Семенова), Соня (Елена Бастрыгина), отец (Андрей Кузин), мать (Анна Антонова), дочь (Татьяна Никонова) — простые люди, великодушные и чувствительные, флиртовали, раз десять произнесли в сердцах «Твою мать», пили из горла коньяк, любили, прощали, боялись, плакали, играли интонациями.

Семейная сценаСдвигались декорации. Звучали то диалоги, то монологи. А некоторые сценки начинались  без слов. Зал живо отзывался смехом. Покашлял, пошуршал, позвенел сигнализацией — да снова смеялся. То над Колей (Александр Ли) и Светой (Мария Картамакова), которые, к слову, в пьесу добавлены постановщиками.

Света и КоляТо при выходе бабушки (Лидия Шипилова).

Монолог бабушкиЕе, кстати, тоже нет в произведении Ксении Степанычевой. Звучала ненавязчивым фоном музыка. Направленный свет выделял яркую пару на сцене. Уже другую Маринку (все та же Марина Семенова) и Костю (Константин Вогачев). 

ПредложениеУ которых в следующей зарисовке появился кот.

Кот на сценеА в предновогоднем ожидании гостей объятия

Объятиякак-то незаметно перешли «ближе к порнухе»

Ближе к порнухеи к голому торсу.

Голый торс

Палитра частных мнений зрителей о спектакле широка:

— Вам понравился спектакль? Расскажите о своих впечатлениях.

— Да, я вообще люблю, когда вживую. Эмоции передавали как положено.

— Понравилось. Очень весело, очень реалистично. Работа артистов понравилась очень. Особенно некоторых.

— Молодцы актеры. Все было замечательно.

— Я думаю, вы такое не напишете. Впечатления отрицательные. Я не могу сказать, что именно не понравилось, потому что я не увидела ничего! Ни идеи автора, ни сюжетной линии, ни замысла автора. Театр должен воспитывать. Чтобы что-то обсуждать, я должна что-то увидеть. Искусства я не увидела. Я люблю театр. Но тот, который учит, воспитывает, заставляет задуматься и после него идти и размышлять. Лесбиянство — это, мне кажется, не актуально сегодня. Это дешевый способ привлечь зрителя и расположить к себе. Это уже настолько надоело! И везде стараются под тем или иным углом зрения это показать, через голубые наличники либо через парня-Лену. Я ожидала несколько другого. Мне было не очень приятно. Потому что пошлость. Разные поколения. Бабушка с прищепками, которая, получается, даже в ее молодые годы — они фестивалили, пили, выбивали зубы, никаких моральных традиций, ничего. И наоборот, высмеивание бабушки, которая забывает в восемьдесят лет, что она идет к чайнику. Неуважение к старости. Молодые, которые ссорятся не понятно, почему. Девушка, которая ревнует. Пустые несодержательные диалоги. Мы сегодня приобщились к культуре в кавычках!

— Отрывки собрали в кучу.

— Спектакль неплохой, но сильно утрированно. Бедные женщины! Точно мужчина писал! Если женщина, то не очень адекватная. Выходит такой вывод из пьесы: все бабы дуры однозначно, и надо держать их в ежовых рукавицах!? Хотя актеры хорошо играли!

— Интересно. Единственное: я не совсем поняла, к чему и зачем монолог бабушки. Она какая-то постоянно пьяная, как дурочка. Если его нет в пьесе, то зря его привнесли. Отмечу очень интересную передвижную декорацию!

— Мне не понравился момент, где бабушка рассказывала, как ей выбили зубы. Было не совсем приятно слушать такую историю. Слишком банально. Хотя это, конечно, реальная жизнь. У нас много таких, слои населения же разные. А в целом было очень весело.

— Как вы относитесь к тому, что на сцене пили, курили «твою мать» без конца говорили?

— Реалии жизни.

— Это было не вульгарно, и не много.

— Это же 16+, а не 6+.

— У нас сейчас очень сильно перебарщивают: не курить, не пить. Как будто этого нет. Но все это есть на самом деле. Все реально.

— Плохо! Мы и так выражения такие, как «твою мать», слышим на каждом углу!

— Кто из персонажей или чья игра понравились больше?

— Пара, Света и Коля.  Семейная пара, где шеф превратился в отца. Сейчас время такое: поучительно, что родители остаются родителями в любой ситуации. Нормально они все это приняли и не отвергли своего ребенка, как многие.

— Девушка, которая бегала с Колей, не помню, к сожалению, как ее зовут. Ой, вообще! И не в первый раз. Эта актриса мне нравится.

— Шеф — отец. Сценка с дочерью жизненная. У нас у самих маленькая дочь. И мы боимся, не дай бог, попасть в такую ситуацию. Молодой человек в предновогодней сценке напомнил мне моего мужа, если честно!

— Последний, в шапочке Деда Мороза, очень понравился!

В ожидании гостей

— Как думаете, почему спектакль так назван?

— Все из жизни. Итог, наверно, один и тот же.

— Не знаю, я об этом еще подумаю.

— Потому что все, как у всех. Узнали в героях себя и близких.

—  Я не согласна с автором, что «так же, как все» мы живем вот в этом. Это единичные случаи. А так же, как все — это, например, постановка в Театре Кукол, которую ставили дети под руководством талантливого художественного руководителя, называется «Чей чемодан». Вот там «так же, как все»! Это любовь матери к детям, это отношение детей к миру, к искусству, к дружбе. Там я прослезилась. Потому что там я увидела себя, свои взаимоотношения с сыном.

Вот такие «все». И «так же» ли — решать каждому…

Добавить комментарий