Тестостерон. Мужской разговор на театральной сцене.

Тестостерон

Прочитав в афише название «Тестостерон», понимаешь, что сантиментов от премьерного показа ожидать не стоит. А придя в театр и поднявшись в буфет выпить чашечку кофе перед спектаклем, сразу замечаешь необычную задумку постановщиков по организации пространства. Заинтригованный, располагаешься в первом ряду Чёрного зала. И с первой минуты вместе со всеми зрителями становишься практически соучастником действа.ТестостеронПрямо перед тобой идёт конкретный мужской разговор. Представление не для ханжей. Лексика самая жизненная. Без матов, но из серии «..опа есть, а слова нет?». Я против грязи и излишнего реализма-натурализма на театральной сцене. Но в данном конкретном случае не увидела и не услышала ничего такого, что было бы неуместно.ТестостеронСудите сами: мог ли обманутый и брошенный прямо на несостоявшейся свадьбе молодой мужчина обойтись, рассказывая друзьям о сём обстоятельстве, без непарламентской лексики? Вряд ли. О, рафинированные и глубоко-духовные тонкие натуры! Можете до бесконечности убеждать меня, что бывают такие мужчины, которые общаются лишь на языке книг и только о высоком. Не верю. Не встречала. А вот очень даже интеллигентных, эрудированных, надёжных и душевных — но брутально шутящих и любящих поговорить об отношениях полов во всех их проявлениях знаю лично.ТестостеронА потому развернувшееся на сцене Чехов-центра обсуждение «за жизнь» в комедии «Тестостерон», поставленной петербургским режиссёром Антоном Безъязыковым по пьесе Анджея Сарамоновича, меня глубоко заинтересовало и увлекло. Тем более, что было оно очень колоритным. С юмором. С мордобоем.Тестостерон. Мордобой.С музыкой. О которой стоит сказать отдельно. И здесь вернёмся сначала к организации пространства. В небольшом Чёрном зале постановщикам удалось вместить сразу четыре площадки: непосредственно на сцене — помещение кафе, где происходит разговор; изображение на мониторе соединило его с банкетным залом, в который преобразилось фойе второго этажа театра; ряды зрительских кресел тесно, плечо к плечу, вместили пожелавших увидеть премьеру; а вторым этажом над всем этим разместились музыканты.Тестостерон. Музыканты.Джаз-бэнд в составе Алексея Гаджибека, Василия Булдакова и Александра Ласенкова задавал жару. Очень стильным вышло музыкальное оформление спектакля. И инструментальное, вплетавшееся по ходу повествования то как ресторанная музыка по заказу действующих лиц, то фоном, подчёркивавшим общее настроение. И вокальное. От песни Титуса-сердцееда (харизматичного Владимира Байдалова) в самом начале.Тестостерон. Песня Титуса-Байдалова.До забойных куплетов «Уральских пельменей» и финальной песни про любовь в общем исполнении всех героев постановки.ТестостеронНа сцене — что опять же понятно уже из названия — только мужчины. Семь историй с самыми неожиданными переплетениями сюжетов. И в центре каждой, естественно, женщины. Обманувшие, желанные, завоёванные, бросившие, любимые, запомнившиеся на всю жизнь, так и не понятые…ТестостеронТитус, Фистах (Сергей Максимчук), Третин (Александр Ли), Червь (Илья Романов), Ставрос (Андрей Кузин), Корнель (Виктор Крахмалёв) и Янис (Константин Вогачёв) пытаются разложить отношения полов на атомы, объяснить их формулами и выводами из собственного жизненного опыта. Но итог предсказуем. Всем в мире правит любовь.ТестостеронБилеты на три апрельских показа спектакля «Тестостерон» разобраны. Ещё бы. Премьера получилась такой по-весеннему провокационной, хулиганской и живой.Тестостерон

Добавить комментарий