Пятая власть с Олегом Кожемяко. О туризме, ветеранах и больших делах. А также о Харлее.

О.Н.Кожемяко

— Добрый вечер, Олег Николаевич. Анна Кузьмина, студентка Сахалинского Государственного университета. Сегодня все вопросы здесь сложные: политические, экономические. Хотелось бы немного спросить о вашем хобби. Всем известно, что у вас есть «Харлей». Когда вы на нем проедете по дорогам Сахалинской области? (смех в зале)

О.Н.Кожемяко на встрече Пятой власти улыбался— На нем, кстати, не очень удобно ездить по дорогам, которые плохо подготовлены. Если кто-то тут мотоциклами занимается… Жестко. Ну проеду как-нибудь. Он у меня еще не здесь. 

Любовь Барабашова: Мы увидим вас когда-нибудь без мигалок? Представляете, губернатор едет…

Я и езжу без мигалок всегда!

— А на «Харлее» в Дом правительства?

— На «Харлее» могу только фару включить специальную.

— И второй вопрос: Когда вы приедете к нам в университет?

— Когда вам удобно — тогда приеду. 

— Мы готовы всегда вас встретить!

— Приеду. Давайте посмотрим, может быть, в мае приеду. После проведения всех мероприятий, связанных с юбилеем Победы. Именно с 9 мая, потому что у нас там еще второй будет юбилей. Обязательно подъеду, познакомимся. У вас еще сессия не закончится, поэтому будете находиться в самом таком живом моменте, волнующем. Плюс еще у нас с молодежью будет Форум. И здесь, в Южно-Сахалинске, и на Итурупе — сейчас прорабатывают вариант. Поэтому будем встречаться, общаться с молодежью. Давайте идеи — мы их поддержим все.

— Добрый вечер. Меня зовут Халиулова Анастасия. Я являюсь специалистом Центра молодежных инициатив. На базе него мы создали Центр молодежного туризма. К сожалению, с советских времен у нас сейчас произошла большая пропасть в кадрах. То есть у нас есть туристы советской закалки, которые по состоянию возраста и здоровья уже не могут водить новое поколение. На сегодняшний день нет базы, где бы мы могли взращивать нашу молодежь, учить на гидов-проводников, потом помогать нашим туроператорам водить туристов. Нет туристического центра, где мы могли бы и разместить наш центр детско-юношеского туризма, и сделать визит-центр. Я знаю — была недавно на туристической выставке — даже в маленьких городах по регионам России есть хоть небольшие визит-центры. Куда любой турист мог бы прийти и взять информацию, карту, велосипед или сноуборд напрокат, тур на те же самые Курилы. Там же проводились бы курсы гидов-проводников.  Вот такого многофункционального туристического центра у нас нет.

— У вас идея есть?

— Есть. Конечно.

Вы готовы поработать по ней?

— Конечно. Я уже…

— Может быть, через общественную организацию поработаем. Также определить гранты. Создать этот центр. Через гранты, через какую-либо программу по частно-государственному партнерству. Это нормальная идея. Я просто что хочу сказать вам для понимания, что такое туризм. У нас даже там и отдел какой-то есть, туристическое министерство. Существует валовой продукт мировой. И существуют направления: строительство, торговля, транспорт, связь и туризм. По объему что, вы думаете, занимает самое первое место? Туризм!

— Да, я согласна.

— Не стройка, не торговля, не связь и не транспорт! То есть в мире он настолько развит и настолько приносит определенные обороты, доходы, что все им занимаются. Здесь возможности такие есть и думаю, что… Хотелось бы как раз его проводить не через… Мы можем только нормативку какую-то подготовить, определить, а если есть такие инициативные группы, организации, которые знают и понимают, что как нужно, и в душе у них это лежит, то нам проще через вас эти вопросы решать. То есть, чтобы и туристические группы были. Здесь же и другие даже вопросы. Я жил какое-то время в гостинице и завтракал с парнями, которые приехали из Владивостока на лыжах кататься. Здесь нет простого: автобусного трансфера между гостиницами, чтобы загрузить  лыжи. Простая «Газель» с багажником для лыж. И поехать на гору, из одной гостиницы в другую. Три машины поставил — и гостиницы, наверно, сами бы это оплачивали. Люди вынуждены такси ловить или телепаться пятнадцать минут с этими лыжами. Это не очень комфортно в этих сапогах. Рюкзак брать. Поэтому давайте в этом вопросе — подготовьте свою концепцию. Я обязательно и с вами увижусь, и внесем это в программу. Я думаю, что какие-то денежные средства есть и в Министерстве спорта и туризма, и в Министерстве экономики. Найдем.

— Мы готовы содействовать.

Давайте. И это лучше будет, чем что-либо. Обвинять будет некого!

— Спасибо большое!

О.Н.КожемякоИнформагентство «Сахалин-Курилы». Я занимаюсь проектом ко Дню Победы и по своей работе часто общаюсь с ветеранами. И в нашем общении всплыл такой момент: некоторые ветераны не могут принять участие в запущенной программе ремонта квартир ветеранов на сумму, не превышающую сто пятьдесят тысяч рублей. Одной моей героине сделали два с половиной года назад подарок к девяностолетию: положили два или три квадратных метра кафеля. Бабушка закончила ремонт за свой счет. И сейчас соц.защита говорит, что она не имеет права принять участие в такой программе, потому что в законе есть оговорка: если ветеран в течение пяти лет не принимал какую-то гос.поддержку или поддержку за бюджетный счет, значит он имеет право отремонтировать свою квартиру. В соц.защите моей бабушке порекомендовали обратиться через два с половиной года.

— Подождите, подождите: может быть она приобрела квартиру два с половиной года назад?

— Нет. К ней на девяностолетие пришли и спросили:»Чем мы можем помочь?»

— Как фамилия бабушки?

— Нина Николаевна Хоренко. Ветеран Великой отечественной войны.

Где проживает?

— На улице Ленина. Я адрес могу предоставить.

Да достаточно этого. (записывает)

— Она в девятнадцать лет попала на фронт, дошла до Кенигсберга, несколько медалей.

Я узнаю, что там за проблема. Я просто что хочу сказать: здесь очень заботливо относятся к ветеранам с точки зрения ремонта. Ни в одном субъекте дальневосточного федерального округа таких сумм, которые выделяли бы на ремонт ветеранов, нет. Я просто знаю суммы. Амурская область — пять миллионов. Хабаровский край — население, вы знаете, да? примерно миллион семьсот — десять миллионов. У нас сто восемьдесят миллионов! Поэтому, по большому счету, по сто пятьдесят тысяч на ремонт — охват квартир достаточно большой. Планируется на протяжении нескольких лет. Это не только эта программа. Надо просто персонально разобраться, в чем там вопрос. Социальная служба особо по этому поводу не препятствует получению денежных средств и компенсации за проделанный ремонт. Надо подумать, что там. Не знаю, кто отказал, как ходили. У нас же еще может быть — неправильно подали, еще что-то. Надо объективно разобраться. Мы разберемся. Вы не переживайте. По ветеранам разберемся.  

Добрый вечер. Валерий Крипа. У вас много спрашивали о небольших проблемах. Наверно, они важные для жизни региона. Я теперь хочу спросить у вас про большое. Вы достаточно долго были губернатором Амурской области. Так получилось, что вы теперь здесь. Поэтому один вопрос, который состоит из двух частей. Какие три самых важных дела вы не успели или вам не удалось доделать в Амурской области? И вы уже не первый день на Сахалине и очень опытный человек. Конечно, вы знаете и сложили свое мнение о Сахалине не только из того, что здесь спросили. Какие три важных больших дела в первую очередь вы хотите сделать на Сахалине?

О.Н.Кожемяко на встрече Пятой власти— Что касается Амурской области, я не планировал оттуда уходить, откровенно хочу сказать. Для всех это явилось неожиданностью. Скажем, очень непростой историей. Это люди, те, кто связывал со мной свои планы определенные, те, кто связывал планы с развитием региона. Это уже сработанная команда, привязанные отношения, понимание ситуации. Так же и здесь это для всех — хоть там, хоть здесь — какой-то шок, что произошло.  Для меня эта ситуация тоже новая.  Там были у меня планы: это прежде всего, конечно, сделать базовую отрасль сельского хозяйства доминирующей в Дальневосточном федеральном округе. По всем видам. И селекционно-генетические центры для мясного и молочного животноводства. И глубокая переработка сои, слава богу, что ресурсную базу мы создали. И развитие мясного и молочного животноводства. Замкнуть этот цикл с тем, что мы вышли уже на пятьдесят шесть процентов производства сои в России. И шагали бы дальше. И это позволяло региону… Сельское хозяйство налогов не дает никогда, и никогда не даст. И требовать от них не надо этих налогов! Я могу сказать, что у меня очень хороший старший товарищ Евгений Степанович Савченко, это Белгородская область. Мы давно дружим. У него 100% гос.долг в бюджете. Хотя сделано все там, просто заезжаешь — рай на земле! Если хочешь посмотреть — приезжай в Белгород! И поля все запаханы, и фермы стоят, и мясо-переработка, и молочная. Но налогов не получают. У нас за имущество не платят, налог на прибыль не платят, современные технологии такие, что не очень много людей задействуют, энергонасыщенная техника тоже не очень задействует людей. Но это важнейший социальный и продовольственный вопрос, без которого государство жить не может. И поэтому, благо, область располагала к этому: полями огромными, по триста, по пятьсот гектаров. Как здесь море смотришь — так там смотришь в поля и не видишь края: Тамбовский, Константиновский, Михайловский районы. Конечно, я вошел в программу строительства жилья в Тынде. И для меня это вопрос недорешённый. И хотелось бы, чтобы мой сменщик довершил это жилье, те проекты, которые должны быть реализованы, потому что надо этим людям, кто по тридцать пять, по сорок лет жил во времянках, эту историю довести до логического завершения. С тем, чтобы в Тынде никто не жил в бараках, как когда еще приехали молодыми комсомольцами. И, конечно, третья задача, которая стояла — это все-таки при всех обстоятельствах удалось, благодаря решению, конечно, президента: решить вопросы, связанные со строительством газоперерабатывающего завода, газо-химического завода, которые дадут мощнейший импульс к развитию уже индустриального региона. И могу сказать, что по объему денежных средств — я даже не беру космодром — строительство газопровода, газо-переработки, газо-химии и следом завода по производству метанола по своей мощи, по вложениям со стороны Газпрома выше, чем любые инвестиции, которые он делала за последние сорок лет. Поэтому Амурская область где-то, наверно, с 2018-2019-го года начнет ощущать уже приток дополнительных ресурсов. И к 2022-му году это будет мощнейший индустриальный регион. Но с очень высоко развитой продовольственной базой. Если все эти направления — а я думаю, что они выдержатся. В этом плане это были цели в жизни. Мы отрабатывали и с Алексеем Борисовичем, и с президентом, безусловно. Ну и , конечно, строительство каскада ГЭС. Уже сейчас идет строительство нижнебурейской ГЭС. Последующий шаг — это строительство еще четырех ГЭС. И это, конечно, экспорт электроэнергии. В Китай. Эти возможности гидроресурсов, благо у нас расположены — подать туда, чтобы опять же имущество у нас, с имущества мы собираем налоги, электроэнергия уходит туда. И сейчас уже все разговоры  о том, что дешевле или дороже, курс доллара выровнял. Там ценовая политика 0,5 цента. Это, считайте… Что касается Сахалина, то я, конечно, сейчас посмотрел те программы, которые мне докладывали. По инвест проектам. Как-то так немножко вяловато. Мы не увидели там ничего. Я думаю, что, наверно, три направления, которые бы необходимо охватить и, конечно, продолжить, может быть, даже четыре — это: Все-таки решить вопрос о благоустройстве. При всех обстоятельствах. Это, кажется, такая мелкая задача. Но вопросы благоустройства и комфорта — это как раз и спортивные площадки, и небольшие закрытые катки, и бассейны, с тем, чтобы это было доступно, и благоустройство радовало людей, выходящих на улицу, чтобы была возможность повысить качество жизни. Чтобы ребенка было, куда устроить. Не только в детский сад, но и в секцию. Мы иногда глобалим, нам нужны проекты, нам нужны мощные ресурсы. Но здесь создана ресурсная база. И нужно качество. И человеку, по большому счету, вот та дальняя перспектива нужна как маяк. Но живет он сегодняшним днем. Когда выходит из подъезда и если спотыкается о плитку, и ребенка некуда отвести в бассейн или на каток, а девочку — в студию, он начинает понимать, что где-то он в чем-то  уязвлен, что есть другие регионы, где это лучше и больше поставлено. Я сейчас глав призываю к тому, что не неситесь куда-то! Люди от вас другого ждут! А это как раз муниципальный уровень. Самый сложный, может быть, которому нужно помогать. Вот этот вопрос решить. А с точки зрения перспектив развития  — наверно, из тех трех задач, которые здесь есть, считаю, что правильно и вовремя было подхвачено и Игорем Павловичем, и Иваном Павловичем при помощи Германа Оскаровича — я помню, когда здесь биллборды висели с Грефом, при Малахове — слава богу, что поставили здесь подъемники, сделали трассы. И сегодня — если еще немножко по билетам на самолет снизить на период туристического сезона, потому что высоковато — то это направление дальше нужно развивать. Оно сегодня имеет востребованность среди дальневосточников, причем огромную. Может быть, и востребованность среди азиатских стран — тот же самый Китай, Южная Корея. На это не надо жалеть денег. В том плане, что только пригласить специалистов, определиться. Есть здесь горы, слава богу. И дальше нужно продолжать, потому что это, в том числе, драйвер экономики. Где-то подтянется кафе, где-то гостиница, где-то еще какая-то система. Безусловно, важнейший вопрос — мы будем проводить в ближайшее время первый рыбохозяйственный совет — это создание возможности и доступности морепродуктов и рыбы для населения Сахалина. И создание, может быть, то ли биржи, то ли какой-то интересной площадки рыбной. Для снятия барьеров и с тем, чтобы и рыба была доступна, и, в том числе, рыбак ее мог привезти без каких-либо ограничений. И решение вопроса, связанного с участием малого бизнеса, что сейчас немножко поджато. Это вторая задача. Ну и мы не можем с вами не понимать по третьей задаче, и, слава богу, какой-то опыт есть — это сельское хозяйство. Здесь раньше было очень хорошее молочное производство. И я хочу сказать, что селекцию отсюда мы покупали всегда, и весь Дальний Восток брал. Сейчас оно, может быть, не в самом лучшем виде. Но мы изучим, поддержим. С тем, чтобы область была обеспечена хотя бы процентов на пятьдесят-шестьдесят собственным мясом-молоком. Сегодня у нас семь — четырнадцать. Довольно немного. Это, я думаю, что мы в состоянии сделать. И при наличии этих четырех составляющих, я думаю, немножко по-другому будет выглядеть и сама экономика,  благополучие населения. Поэтому пока так. Если подскажете, в чем не прав — подскажите. 

— А что про нефть и газ вы думаете? (Любовь Барабашова: Это представитель нефтяной компании).

— Сейчас как раз начинаются сложные вопросы, и они на протяжении уже нескольких лет идут: вы знаете — об уменьшении налога на прибыль. Судебные иски со стороны некоторых нефтяных компаний, работающих здесь, об уменьшении налога с тридцати пяти до двадцати процентов. Поэтому сейчас в такую пору вступаем непростую, что касается нефти и газа. Слава богу, компании работают, заинтересованность у них в этом есть, созданы необходимые условия — роялти вместо ДПИ, отсутствие налога на имущество, неплатежи по НДС взамен повышенной ставки налога на прибыль. Изучим. Та помощь, которая там нужна с точки зрения развития социальной инфраструктуры возле тех крупных предприятий, в этом мы всегда подставим плечо.  

На встрече Пятой властиПродолжение следует

Добавить комментарий