Пятая власть. Неужели в Южно-Сахалинске наконец построят новый аэропорт?

Пятая власть с Лобкиным. Общее фото.

Проект АСТВ Пятая власть. Встреча с Лобкиным А.И.И снова состоялась интересная встреча в рамках проекта АСТВ «Пятая власть». На этот раз с нашим бывшим мэром, ныне возглавляющим компанию, которая занимается проектом строительства нового аэровокзала в Южно-Сахалинске. Достаточно часто летая, я давно думаю: когда же наконец у нас будет нормальный аэропорт? Кажется, есть надежда!:

Лобкин на встрече Пятая властьОсновная тема, по которой мы собрались — строительство нового аэровокзального комплекса. С нами Андрей Игоревич, который возглавляет предприятие, и скоро должны прибыть корейские партнеры. Вы можете получить информацию из первых рук. Андрей Игоревич сразу согласился на встречу с блогерами и пользователями Интернета, и это при том, что ему часто доставалось от Интернет-братии.

Абсолютно, кстати, незаслуженно!

Да и я сама редко писала про него комплиментарные материалы. Тем не менее, он сначала дал свое согласие, а потом уже, наверно, стал переживать, что за люди, с которыми он будет встречаться. Это не тролли никакие, это скорее эльфы Интернета! Может быть, Андрей Игоревич чем-то предвосхитит, задаст тон?

Во-первых, я хочу сказать, что то, что витает в пространствах Интернета — это элемент нашей культуры. То, что мы там видим — это наши люди. Во-вторых, я несколько слов скажу о проекте. Сама компания была организована еще в 2010-м году. Целью было попытаться взять участок земли в аренду у федерации и построить новый аэровокзал «Южно-Сахалинск». К сожалению, этого сделать не удалось. Правительство пошло другим путем. Губернатор сумел убедить президента передать все аэропорты Сахалинской области на баланс субъекта. Сейчас все аэропорты у нас находятся на балансе области. И тогда стало возможным вернуться к этому проекту. Сейчас мы оформили землю на субъект федерации, оформляем земельный участок под строительство нового аэровокзала. И согласовали план работы нашей компании, целью которой является строительство нового аэровокзала к 2018-му году. На первом этапе мы провели конкурс на технико-экономическое обоснование, чтобы понимать, какой нам нужен аэровокзал, какой пропускной способности, какой он должен иметь внешний вид и многое другое. На этом этапе победила компания «LS Network». Они выдали нам ТЭО, которое было принято. Два миллиона пассажиров в год. Мы на это ориентируемся. Внешнего вида было несколько вариантов. Мы приняли «Северное сияние Аврора». По одноименной авиакомпании. По стоимости говорили о примерно семи с лишним миллиардах рублей. Когда курс доллара был примерно сорок шесть — сорок семь. Мы понимаем, что мы не зависимы от многих нюансов, в том числе на валютном рынке. Мы считаем это форс-мажором и внимание не обращаем при нашей работе. Стоимость проекта они оценили в почти пятьсот миллионов рублей. И плюс пятьдесят миллионов они записали на непредвиденные расходы. Итого пятьсот пятьдесят миллионов они планировали потратить на проектирование. Мы нашли возможность уменьшить эту сумму до четырехсот семнадцати миллионов, посоветовавшись с нашим отделом цен, со специалистами. Мы считаем, что это не материалы, не конструкции, которые дорожают, а проектирование — это больше мозги и компьютеры. К сожалению, иностранные компании не приняли участие, потому что не захотели или не успели вступить в наше СРО и подготовить соответствующие документы. Одна немецкая компания участвовала, бывшие восточные немцы, которые знают нашу специфику. В финал вышли хабаровская компания и «Группа 100» из Москвы. По результатам подсчета баллов победила «Группа 100». Но нам бы хотелось продолжить сотрудничество с корейской компанией, потому что на первом этапе  они нам предложили, кроме самого ТЭО, очень интересный пакет привлечения инвестиций корейского экспортно-импортного государственного банка. С его представителями под руководством губернатора Кореи мы встречались. Они подтвердили свое желание профинансировать частично наш проект. В этом же пакете они предложили сотрудничество с управляющей компанией Кореи, которая управляет четырнадцатью аэропортами Кореи. Те тоже проектом заинтересовались и готовы подключиться уже на этапе управления терминалом и довести его до стандарта. Поэтому в нынешнем тех.задании на проектирование мы учли эти нюансы. И какая бы компания ни победила, она обязана руководствоваться ТЭО, которое уже было принято, в сотрудничестве с компанией «LS» как техническим консультантом. После того, как мы огласили имя победителя, мы организовали встречу компании «LS» и компании «Группа 100». В Москве они подпишут меморандум. И мы приступаем к этапу технических работ. Действующий аэропорт «Южно-Сахалинск», базовая авиакомпания «Аврора» войдут в рабочую группу. Мнение эксплуатанта очень важно при проектировании. И, пользуясь случаем, общественность Южно-Сахалинска, а блогеры — это одни из активных людей — мы приветствуем сотрудничество и планируем раз в полтора-два месяца проводить пресс-конференции и отчитываться о работе. Постараемся учесть советы и предложения. Хотя, по большому счету, все профессионалы. Вы тоже летаете по стране и миру и знаете, чем должен заниматься аэропорт. Ноу-хау, на самом деле, больших нет. Стоит вопрос соответствия цены и качества. Можно построить новый Инчхон. Но он обслуживает почти  шестьдесят миллионов пассажиров в год. А у нас, дай бог, два. Не надо забывать масштабы. А вот внешний вид и технологии — я думаю, что можно аэропорт сделать и меньших размеров, но чтобы он был высоко технологичный и удобный для пассажиров. Особенно для маломобильных категорий. Безусловно, нынешний наш аэропорт, где я сам проработал приличное количество времени — невозможно трансформировать, мне самому неудобно видеть, как мамы с колясками или инвалиды на колясках передвигаются, без слез на это не взглянешь. Мы учтем все современные веяния в новом аэровокзале, который будет находиться севернее существующего. Мы в тех.задании указали, что разработчик, проектировщик должен нам спроектировать зал внутренних авиалиний, зал международных линий, зал официальных делегаций, залы для пассажиров первого класса, бизнес-класса, комнаты матери и ребенка, медпункты, помещение для рос.границы и многое другое, что необходимо. Также гостиницу и крытую парковку. Это вкратце. Нам бы хотелось, чтобы, учитывая наши снеговые нагрузки, была возможность, не выходя, перейти сразу от терминала и обратно, получить багаж, сесть в машину.

Пятая власть. Встреча в ресторане СохоНа какой территории планируется строительство нового аэровокзала? Где именно он будет располагаться?

Вы представляете существующий аэропорт? Если смотреть на его фронт, то это будет справа, то есть севернее. От торца и — если знаете, там есть воинская часть — до забора воинской части. С юга на север. И плюс еще на запад.

Территория как-то заденет близлежащие дома, дачи? 

Нет.

А полоса будет ли продлена? Я знаю, что было уже несколько случаев, когда самолеты выкатывались за полосу. Об этом не все знают, стараются не говорить, но такое было совсем недавно.

По терминалу. Он единственно может затронуть только существующий штаб аэропорта, где находится ген.директор. Скорее всего, когда будем строить гостиницу и парковку, мы снесем, а уважаемых руководителей переведем в старое здание аэропорта, которое будет перестроено под офисное помещение. Но оно по дизайну будет закрыто все равно общим фронтом, фасадом. Что касается полосы, действительно, есть предложение построить новую параллельно существующей. Насколько мне известно, с соответствующим запросом аэропорт в мэрию обратился. И идет резервирование земли. На сегодняшний момент интересы никаких землепользователей это не затрагивает. Там, где будет построена полоса, строений никаких нет. И сейчас аэропорт ведет работу, чтобы уменьшить зону отчуждения с пятисот метров до трехсот. Чтобы жители могли спокойно строить и узаконивать строения рядом. Что касается выкатывания за пределы полосы, то действительно — два таких случая подряд были. О них писали. Расследование, насколько мне известно, продолжается. Мое мнение, как человека, который много лет авиацией занимался — это превышение скорости руления экипажем. На самом деле, экипаж должен рулить со скоростью пять километров в час, медленно и осторожно. Вы же за рулем по гололеду снижаете скорость? К сожалению, пилоты сегодня летают в Торонто, завтра — в Бишкек, а потом летят на Сахалин. И не все привыкли к гололеду. Наш аэродром Южно-Сахалинск, полоса почти три с половиной километра, может принимать любые типы самолетов. И карманы для разворота — недавние случаи с самолетами Аэрофлота — к нам летают и 777, которые больше, чем Airbus 330, однако, они же спокойно разворачиваются.

Каким будет аэропортЯ достаточно много путешествую и, конечно, понимаю, что вы много ездите. И у всех присутствующих есть какое-то представление и мнение, каким должен быть тот самый уютный аэропорт. Вопрос не такой уж тривиальный. Есть пример Владивостокского аэропорта. Я скажу свое личное мнение, но мне кажется, он не очень уютный. Его построили совсем недавно, на него потратили очень большие деньги, но ощущения хорошей собранной спланированности и компактности нет. Сначала я думал, что, может быть, планировали на большой поток, а сейчас он маленький, поэтому длинные коридоры, ведущие в никуда и нужно куда-то ходить непонятно зачем, подниматься вверх, а потом при посадке спускаться вниз… А как вам кажется, и каким вы хотите построить тот аэропорт, о котором мы сейчас говорим?

Мне тоже не нравится Владивостокский аэропорт. Не то, что я патриот нашего острова и аэропорта, но, вы правы, я был там, посмотрел. Причем его сделали открытым небом, чтобы любая авиакомпания могла летать туда, чтобы увеличить пассажиропоток. Я считаю, что мы учтем и опыт Владивостока в этом плане. Мы должны построить аэропорт максимально комфортным в том плане, чтобы пассажир приехал в аэропорт на автобусе, такси или за рулем и абсолютно до момента посадки в самолет, и так же прилетая, от трапа, получив багаж, выйдя на парковку или автобусную остановку, чувствовал себя абсолютно комфортно и с минимальными передвижениями. Аэропорт Инчхона практически в километр длиной от первого выхода до последнего. При шестидесяти миллионах пассажиров это, наверно, оправдано. Там траволаторы, тележки самоходные ездят. У нас, при максимум двух миллионах в год — это мы проектируем на двадцать лет вперед, у нас подвижность населения высокая, надеемся эта тенденция сохранится  — мы будем проектировать, чтобы не было гигантизма. Не надо строить огромный дворец, чтобы там гулял ветер, топить его — это деньги, а все это на билеты. Но вместе с тем, нам бы хотелось, чтобы это была не просто очередная коробка. Да,кризис — ну что ж. Губернатор поддерживает нас в этом плане — чтобы креативно, чтобы построить — так построить красиво и функционально. В функциональности я не сомневаюсь, потому что у «Группы 100» в партнерах немцы. Это компания, которая строила практически все ведущие немецкие аэропорты. В том числе, по технологии: пассажиры, багаж, удобство. «LS» с партнерами принимала участие в строительстве Инчхона, который визитная карточка. Здесь у нас проблем не должно быть. Мы сделаем максимальный комфорт. А вот что касается внешнего облика, чтобы он всем нравился — у нас площадка по сейсмике восьмибалльная, надо проектировать на балл больше — такие все изыски, которые в проекте нарисованы, как говорят специалисты, сложно будет пройти гос.экспертизу. Там люди консервативные, и все, что выходит за рамки стандартной коробки, у них вызывает антагонизм. Здесь придется поработать, чтобы людей убедить. И это, наверно, утяжелит проект в части финансирования. Чтобы построить такую красоту сейсмоустойчивой, нужны деньги, инженерные технологии, специалисты, крепления. Варианты есть. В Норвегии, нам показывали. Очень дорого стоит. Но, повторяю, я считаю, что для жителей нашего нефтяного края, который на острове, и мы постоянно летаем, у нас самая высокая подвижность в России — аэропорт или аэровокзал мы должны построить красивый.

А про вторую полосу: можно надеяться, что у нас будет, по крайней мере, как в Саппоро, где, говорят, когда сильный снегопад, есть возможность чистить одну полосу, а на вторую принимать и таким образом перераспределять воздушный поток? И поэтому даже в сильные снегопады, когда у нас аэропорт закрыт, там он открыт. Когда есть надежда, что будут реже закрывать аэропорт?

В Саппоро они обслуживают реально примерно пять миллионов пассажиров в год. Из истории, из опыта, вторая полоса строится, когда побольше пассажиров. Безусловно, когда аэропорт работает с двумя полосами — это лучше. Говоря о второй полосе в Южно-Сахалинске, мы говорим о том, чтобы с нашими максимум двумя миллионами в течение двадцати лет нам хватит и одной рабочей полосы. А существующая будет использована как скоростная рулежная дорожка. И такая конфигурация позволит обслуживать один самолет в тридцать секунд. У нас их всего восемь-десять в день. Что касается уборки снега, то я не открою секрет, что та техника, которая сейчас используется в существующем аэропорту, уже, к сожалению, свой ресурс отработала. Три-четыре машины, которые отвечают всем требованиям, уже БУ. Я знаю, принято решение о приобретении целого пакета автомобилей, которые будут в состоянии поддерживать полосу в сильные снегопады. Надо на это ориентироваться. Ну и использование реагентов. Это больше вопрос к действующему предприятию. Мы работаем рядом. Я знаком с ситуацией. В этом году планируется приобретать технику с тем, чтобы, начиная со  следующего года… Давайте так: в этом году получилось два раза, что аэропорт был закрыт, а в прошлом году и вообще в последние годы таких сбоев не было. Это так звезды сошлись.И осадки более серьезные, и температурный режим такой, что очень затрудняет содержание полосы. И техника уже подустала, мягко говоря.

Вспомните Доктора Албана, как он кричал «Что я здесь делаю? Это Сахалин! Я хочу выбраться!»

Да. На самом деле, между нами говоря, я же тоже на Сахалине давно живу и работаю. Помню те времена, когда мы и танками лед крошили, и плавили тепловыми машинами. Но, конечно, особенности есть. Реагенты сейчас применяются. Я думаю, при приобретении техники можно будет минимизировать эти риски. Я вам скажу, и Саппоро тоже закрывается.

Это тоже элемент удобства пассажиров: аэропорт надежный и нечасто закрывается. 

Среди удобств для пассажиров при строительстве нового аэропорта, конечно, когда пассажиры сидят и не могут улететь по два-три дня, ладно еще, когда ты житель Южно-Сахалинска и находишься дома. А жители Долинска, Корсакова, Анивы или Холмска — домой, конечно, не наездишься. Поэтому надо сделать, чтобы была транзитная гостиница, залы ожидания, транзитные залы и все, что положено. Чтобы все работало таким образом, чтобы люди не испытывали отрицательных моментов задержек рейсов. К сожалению, мы на Сахалине, и снег будет. Вряд ли у нас будет всепогодный аэропорт. И Анкоридж закрывается, хотя у них там все красиво. Ненадолго, но… Зная, какая техника в аэропорту, какие бы люди на ней не работали, а там, я знаю, настоящие профессионалы работают. Многие еще и со мной работали.

Сейчас у нас есть возможность посмотреть презентацию.

Пятая власть. Презентация нового аэропорта Южно-Сахалинск

Пятая власть. Презентация нового аэровокзала.Не будет ли так: вы предложили проект, который всем понравился, но в итоге мы будем иметь очередное какое-нибудь Шереметьево? Насколько вы будете иметь возможность указывать проектировщикам? Не будет ли так, что они спроектируют очередную коробку, про которую мы уже много говорили?

Мы ведь еще есть. Мы ведь настояли, чтобы они участвовали в проекте. Мы не позволим отойти от того, что нам понравилось. Мы заранее считали, чтобы не получилось как коробка.

Пятая власть. Лобкин и представитель LS Network.На самом деле, мы предложили несколько вариантов, и один из них — коробка. Но никто не хотел этот вариант. И мы уже достаточно считали, что при такой сейсмике, и при таком бюджете, сейчас, конечно, кризис меняет чуть-чуть, но мы с «Группой 100» договорились, чтобы не получилась такая коробка, как во Владивостоке.

У нас было предложение, изначально наши уважаемые партнеры предложили два варианта: вот этот красивый и коробку. Назвали они ее «Плавающий лед». Коробка как кусок люда со всякими вкраплениями. Мы его забраковали, сказали, что нам коробки не нужны. Так что не переживайте. Сделаем то, что понравилось и легло на душу.

Пятая власть. Неудобные вопросы Лобкину.Очень красивая презентация. Круто! У «Группы 100» нет ни одного аэропорта. Есть презентации неких проектов — это все, что я смог найти. Может, кто-то видел готовый? С чего вы взяли, что они смогут конкретно хорошо спроектировать? 

Что касается «Группы 100», я уже сказал… Во-первых, изначально, когда мы начинали работать с компанией «LS», я, честно говоря, планировал, что они будут и проектировать, и  строить нам. Но, к сожалению, они не получили допуска в СРО. Из тех, кто участвовал, я считаю, «Группа 100» по своему референсу в состоянии реализовать проект, о котором мы говорим. Что касается того, что они построили, они докладывали. Самое основное, чем они гордятся, что они проектировали и участвовали в строительстве — это аэропорт Жуляны, второй аэропорт Киева. Он был построен к Евро-2012. И они гордятся тем, что он буквально за несколько лет вышел на окупаемость. Они реализовали тот проект аэропорта, на который сейчас ориентируются во всем мире — аэропорт-сити. То есть там не только авиационные услуги, но и не авиационные. Он типа Сити-Молла. С кинотеатрами. То же самое построили корейцы в Кимпо. Да и Инчхон зарабатывает больше на около-авиационных услугах, чем на авиационных. Аэропорт Харькова. Из наших они в основном работают по арктическому побережью — Ямало-Ненецкий автономный округ. Вертолетные площадки, малые площадки, завязывают все это в логистические центры. Они привезли с собой рекомендательные письма от начальника департамента Ямало-Ненецкого автономного округа, где их работу хвалят. У нас оснований, чтобы их отклонить, не было. Документы и показатели в порядке. В открытом доступе в Интернете о них не пишут — обо мне тоже много всякого писали, процентов пять правды. Поживем — увидим. Пока я не вижу никаких оснований для тех опасений, которые наши жители высказывают в Интернете. Абсолютно нормальная компания с нормальным офисом, с нормальными проектами. Раз мы договорились раз в полтора-два месяца встречаться, я думаю, будет встреча в другом составе. Они открывают сейчас свой офис у нас в аэропорту, мы им предоставляем возможность здесь находиться. И можно будет с ними общаться.

Продолжим тему: после нашей встречи я посмотрела и нигде не нашла, что они строили аэропорт Жуляны. Нельзя привести какие-то подтверждающие документы?    

Хорошо, попросим предоставить доказательства, что Жуляны — это их работа.

Пятая власть. Мой вопрос.У меня два вопроса о людях. Вы уже говорили об экономии средств, о пропускной способности. Одним из приоритетов при планировании и при строительстве аэропорта, все-таки, наверно, является удобство пассажиров. Расскажите, какие принципиальные новшества в этом плане предусмотрены? Думаю, что удобные подъезды, подходы, выход из самолета в «рукав» и достаточное пространство для получения багажа — это само собой разумеется? А что еще?

Я думаю, здесь абсолютно стандартный набор услуг для пассажиров. Соответствующие медицинские учреждения, помещения для людей, которые нуждаются в специальном уходе, начиная от парковки и заканчивая покиданием аэропорта. Это интернет-кафе, курительные комнаты, фуд-корт, может быть, небольшой кинотеатр, детские игровые комнаты. Как во всех нормальных аэропортах. Сейчас очень многое можно. Другое дело, соотнести все это с нашим пассажиропотоком. Можно построить дворец, и там не будет ничего. Все, что я сказал, и, может, что-то еще, и, может, вы что-то еще подскажете. Раз мы будем встречаться, учитывая интерес к аэровокзалу со стороны населения, мы будем докладывать, а вы будете иметь возможность подсказывать.

Из подсказок сразу: нужно подумать о запуске регулярного автобуса из города. Потому что не у всех есть машины. Люди сейчас и на маршрутках добираются.

Безусловно. Раньше всегда ходил. Новый статус аэровокзала предполагает. Есть и предложения железную дорогу пустить. Но насколько это интересно? У нас не те масштабы.

Я тоже думаю, что автобуса будет достаточно. А второй вопрос о людях такой: Можно построить очень красивое здание, предусмотреть всякие технические новшества, но при этом забыть переобучить персонал и подготовить его соответствующим образом. Вы думаете уже об этом? Вы планируете обучение или набор новых сотрудников? Сейчас в нашем аэропорту вы все, наверно, видели эти «усталые», «утомленные» лица. Особенно, когда прилетаешь из-за границы — кажется, что тебя, как врага, встречают. Вы планируете учить сервису?

Вы знаете, очень приятно, что вы задали такой вопрос. Я губернатору почти вашими  словами сказал: когда человек всю жизнь прожил в бараке, дай ему денег на дворец — он построит дворец, похожий на барак. Менталитет очень многое значит. Мы когда, помню, с Константином Петровичем создавали «Сахалинские Авиатрассы» и свою службу бортпроводников, в 1994 году, она была лучшая на Дальнем Востоке. В течение нескольких лет. Потому что мы всех, кто нам достался по наследству, списали на землю в службу перевозок, а набрали новых девчонок, которые не работали в Аэрофлоте и не помнили того бардака, о котором вы сейчас говорите. Мы их учили в Америке, в Сиэтле. Потом к нам приезжал инструктора-американки. Из того состава мало уже осталось, замуж повыходили быстро. В первые годы, когда они работали, это были абсолютно другие люди. Можно, действительно, построить что угодно. Но если там будут черствые, скажем так мягко, люди с печатью постоянной усталости на лице и с недовольством — конечно, мы не решим основной проблемы — создания удобства для пассажира. Поэтому, безусловно, мы предусматриваем уже на этапе реализации проекта и обучение, и будем, наверно, и набирать людей. Управляющей корейской компании, о которой я уже сказал, которая вызвалась с помощью компании «LS» с нами поработать по управлению, мы этот вопрос в Корее и задавали. Если мы примем модель финансирования корейским «Анексим» банком, они хотят, естественно, гарантии, что они обратно деньги получат, поэтому захотят какого-то если не контроля, то участия в управлении терминалом. На этом этапе, они сами сказали, что необходимо обучить если не весь персонал, то, по крайней мере, условно говоря, руководителей структурных подразделений «правилам хорошего тона» — так их назову. Я тоже об этом сразу подумал, потому что примерно о том же самом я говорил с угольщиками. Вот если шахта добывает, условно говоря, триста тонн в год, то приобретаешь современное оборудование, современные Белазы, но если люди там не работают и не добывают по тысяче и по миллиону, то никогда они миллион не добудут. И как раз опытные владельцы шахт, мне эта тема просто знакома, когда они переходят на новые рубежи по добыче, то они как раз приглашают специалистов, которые имеют опыт работы на таких больших серьезных показателях. Человек должен понимать, если он всю жизнь работал в стареньком терминале, в стесненных условиях, постоянно кричал, то он и там так же будет делать. Мы этим озаботились.

Как вы думаете, войдет ли новый Южно-Сахалинский аэропорт в десятку лучших аэропортов России?

Я скажу, что в том, что он будет красивый и функциональный, я не сомневаюсь. По этому показателю, наверно, войдет. Что касается, есть соответствующие критерии, с помощью которых присуждаются те или иные места различным аэропортам, там есть показатели — пассажиров до миллиона, свыше миллиона. Кстати, Южно-Сахалинский аэропорт был лучшим в свое время, когда я им руководил. Кстати, и Толмачево. Я знаю лучшие аэропорты! Критерии здесь не только внешний вид, но и безопасность полетов,  и соответствующее количество авиационных происшествий. ЧП сразу все перечеркивает. Надо стремиться. Если мы реализуем то, что у нас в мыслях есть, то все шансы есть иметь прекрасный аэропорт. На самом деле, пассажиру, наверно, все равно, первый он или тридцатый. Главное, чтобы было удобно, и хорошо летали. Это уже работникам аэропорта почетно. Пассажиру дайте нормальный сервис — и ему будет достаточно. Но стремиться, безусловно, надо.

Вопрос про общественный контроль. Когда вы еще были в должности мэра, был народный контроль, где публиковались фотографии различных объектов, информация, была возможность прокомментировать, сообщить о нарушениях. Соответственно, нарушения исправлялись, и давалась информация, как они исправлены. А планируете ли вы в связи с постройкой аэропорта такой общественный контроль с опубликованными фотографиями: шаг первый, шаг второй — сваи…? И допуск людей, которые бы просто хотели посмотреть.

Я думаю, что на этапе строительства безусловно. Пока идет этап проектирования. Мы раз в два месяца будем встречаться и смотреть, может, какие-то пожелания. Я считаю, что у нас очень активное население, и мы это проходили, нам очень активно указывали на ошибки, и это очень правильно. Мы можем на своем сайте, на сайте нашего предприятия. Я считаю, что, чем открытее будет проект, тем — люди порой очень креативные мысли высказывают, которые необходимо ловить. Никаких секретов нет, мы максимально открыты. И есть желание построить аэропорт, который бы нравился всем. И мы потому и хотим познакомить с «Группой 100» и компанией «LS». Я-то прошел школу политико-административную и понимаю. Вы меня тренировали. Я убедил «Группу 100». Люди все-таки бизнесмены, они другого плана.

Пятая власть. Участники встречи.В связи со строительством нового аэропорта будут ли развиваться новые направления? Сейчас большая проблема: в тот же Китай проще улететь с тремя пересадками через Хабаровск или Владивосток. Не говоря уже об Америке. Приходится лететь через Москву.

Хороший вопрос. Если мы создадим здесь сервис для перевозчиков, для авиакомпаний, допустим, транзитные посадки. Ты летишь, например, из Харбина в Америку — подсел в Южно-Сахалинске. Если у нас будет авиационный керосин стоить дешевле, чем в том же Харбине, тогда есть смысл. Потому что керосин — это процентов шестьдесят-шестьдесят пять стоимости авиационных билетов, грубо говоря. Если предоставить им такой сервис, они все подсядут, возьмут пассажира нашего — вас, дозаправятся и заработают все равно на транзитном пассажире. Потому что пассажиров, которых называют в авиакомпании «оригинальным пассажиром» — мы завтра откроем рейс Южно-Сахалинск — Сиэтл — это будет пять-шесть пассажиров на самолет. Ясно по экономике? А вот если просто подсесть — то, наверно, авиакомпании на это пойдут, если нормальный сервис. Если мы это создадим, то у авиакомпаний будет возможность выбирать наш аэропорт в качестве транзитной посадки. А пока, я считаю, это нормальная мировая практика — люди летают через так называемые «хабы». У нас это Сеул. Южный — Сеул. А из Сеула в любую точку мира. Так многие летают. Взять ту же Америку. Там есть три-четыре узловых аэропорта. Для компании Дельта — Атланта. Для Юнайтед — Сан-Франциско или Лос-Анджелес. Для Американ Эйрлайнз — Чикаго. Это нормальная практика. Из Техаса не летают самолеты в пятьсот городов мира.

Мы просто находимся очень далеко от Москвы. И летать в Америку через Москву не очень удобно.

Можно через Токио, Саппоро, Сеул.

В Саппоро будет проблема с визой. Там нет безвизового транзита. А такой быстрый вопрос: Не секрет, что у нас достаточно много бизнес-пассажиров. Есть несколько чартерных рейсов. Ввиду того, что расстояния длинные, много часто летающих пассажиров, нагрузка на бизнес-зал большая. Вы планируете учесть эти особенности?

Я сказал, что мы в задании на проект указали зал для внутренних линий, для международных, зал повышенной комфортности для пассажиров первого класса — пока их нет у нас — но будут прилетать, для бизнес-класса. Безусловно, все будет учтено для удобства пассажиров.

 Плюс обслуживание чартерных рейсов. Это же не обычный пассажиропоток, он с особенностями.

Безусловно, как говорят, любой каприз за ваши деньги. Мы предусмотрим возможность обслуживать все категории пассажиров. У нас есть предложение использовать южную часть нынешнего современного аэропорта потом именно под самолеты бизнес-класса, сделать для них отдельно. Все это можно организовать и сделать. Мы, безусловно, учтем интересы всех пассажиров. И тех, кто за свои деньги хочет получить повышенный уровень комфорта.

Пятая власть. С Лобкиным А.И.Вы упомянули, что, если все пойдет, как вы задумали, то к 2018-му году будет построен замечательный функциональный красивый аэропорт. Есть ли, по вашему мнению, какие-то факторы риска, которые могут помешать этому? Проводился ли такой анализ? Если, вы считаете, такие факторы риска есть, как мы можем с ними справиться, их преодолеть?

Безусловно, как говорит наш владыка: «Хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах». Что касается финансирования проекта, нестабильность рубля и так далее — я говорил уже, что мы надеемся на наших партнеров и их партнеров, корейские и венгерские банки — там совсем другой процент, 5,6 процентов годовых. Либо корейская компания заинтересована во вхождении в капитал аэровокзала. Понятно, что Южно-Сахалинск не Инчхон, и он не так быстро окупается. Но все равно, для острова аэропорт — это то, что рано или поздно окупится. Мост еще когда построят! По деньгам — мы сможем найти. И бюджет поможет, и те партнеры, которые изъявили желание участвовать. Другое дело — политическая ситуация. Здесь, конечно, все может быть. Понятно, что мы ориентируемся на действующего губернатора. Потому что он является и идеологом. И благодаря его энергии и убеждению нашего президента, это единственный случай, когда федерация передала аэропорты субъекту. Безусловно, нам бы хотелось, чтобы наш губернатор оставался на своем месте и дальше, потому что он является гарантом того, что этот проект будет реализован. Пока ничего не указывает, даже не смотря на кризис нет команды на сворачивание. То, что мы оговорили, план, который был утвержден, что было указано по годам — мы по нему идем. Я периодически докладываю губернатору и первому вице-премьеру областного правительства о том, что у нас происходит. Пока наоборот еще даже планируется ремонт аэропорта Охи на севере, Шахтерска. Итуруп вот сдали. Я считаю, что островная область должна иметь аэропорты априори. Надеюсь, что все будет нормально.

У меня небольшой вопрос-предложение по поводу новшеств. Я большой поклонник авиационной фотографии, и у  нас есть инициативная группа, которая дважды в год договаривается с аэропортом. Мы ездим на автобусе, фотографируем. У нас небольшая просьба: если есть возможность, внести в проект строительства небольшую споттерскую площадку, где любой желающий сможет выйти и посмотреть на самолеты. Это наша давнишняя мечта. Я так понимаю, у нас в стране еще нет площадок. И маленький споттерский вопросик: рулежные дорожки и стоянки будут новые строиться или будут в границах существующей инфраструктуры?

Потребуется немного реконструкция перрона, чтобы вместить все четыре телескопических трапа. А все остальное, вторая полоса — уже все в планах, ничего нового. Только увеличение части перрона немного севернее. Что касается площадки — вы не были в аэропорту Ханеда? Там как раз сделали кафе со звездным небом. Там заходишь — как в планетарии, красиво. И огромная площадка, сотня метров квадратных. И смотришь, как самолеты взлетают и садятся. Как раз для вас. То есть это все реально можно организовать с авиационной безопасностью.

У нас такая мечта, чтобы не прятаться за заборами от службы безопасности. Если это будет первый такой аэропорт в России, это будет PR! 

У нас есть, что посмотреть, конечно! Пейзаж, сопки. В хорошую погоду. В тех.задании этого не было. Но мы поговорим. Проектировщики, думаю, посмотрят, архитекторы подумают.

У аэропорта есть санитарная зона, которая все еще конкретно не определена. Мы не можем понять, пятьсот метров или тысяча. Скажите, почему так происходит?

Пятьсот метров. Я работал в мэрии. Мы спорили с аэропортом. У нас были жалобы, что построили дачи. Сейчас ведут работу, чтобы уменьшить до трехсот. Пока, я вам официально заявляю, зона пятьсот метров. Это уже решение суда. Меньше никак нельзя. С той ситуацией, какая есть, меньше нельзя. Но мы работаем, чтобы сделать триста. Это возможно. Кодекс воздушный это позволяет. Но, вы поймите, нельзя строить возле полосы ничего рядом. Санитарную зону можно минимизировать, но, опять же, для вашей безопасности, чтобы там все было закрыто от керосина, которым у нас поливают постоянно двигатели. Все-таки это не совсем экологически чистое. Хотя современные самолеты не то, что раньше ИЛ-18. Но все равно это не так полезно.

Пятая власть с Лобкиным А.И.Не буду нарушать традиции: внесу нотку романтики в нашу беседу. Вам, как человеку, работавшему много лет в авиации, самому не хотелось никогда за штурвал и в небо? Или вы летали?

Я на тренажерах летал. Получилось так, что я был авиадиспетчером, старшим авиадиспетчером, руководителем полетов в аэропорту Южно-Сахалинск. В 1992-м году организовалась авиакомпания «Сахалинские Авиатрассы». Я как первый зам курировал от финансов до производственных объектов. Работа авиакомпании мне знакома. Ну а потом уже я управлял двумя аэропортами — Южно-Сахалинском и Толмачево. Для меня нет секретов в управлении авиакомпанией. Знаю основные авиационные профессии. Современные тренажеры создают полную имитацию полета с грозовыми явлениями, с болтанками. Сейчас, по-моему, пилотские удостоверения даже выдавали после тренажеров. Не надо летать в реальных условиях. В реальном небе я не летал, на тренажере летал.

А у простого человека есть возможность попробовать себя за штурвалом?

Сейчас да. В Южно-Сахалинске можно учиться на вертолет. Наш ДОСААФ учит на АН-2 и на ЯК-52. Воздушный кодекс позволяет уже иметь и в частной собственности воздушные суда. Потихоньку уже все приходит к нам. И цены — в Анкоридже ребята покупали самолет за восемьдесят тысяч долларов. Джип дороже.

Чисто технический вопрос: предусматривает ли задание на проектирование инженерную защиту территории? В частности, памятуя о катастрофическом наводнении 1981-го года. Сусуя в то время поднялась выше критического уровня. А аэропорт граничит с рекой. 

Вы знаете, хороший вопрос. По-моему, нам наши партнеры по наводнению не предусмотрели. Изучим этот вопрос. Но, вы знаете, невозможно предусмотреть падение метеорита. То есть, есть вещи, которые бывают раз в тысячу лет. В 1981-м году я работал и помню, что наводнение на аэропорт не повлияло. Аэропорт «Южно-Сахалинск» работал, мы летали. Соответственно, у специалистов, которые готовили задание, нет того мышления. Они не испытывали это тогда. Если бы это было — то включили бы. Изучим.

О парковке. Сейчас пропускная система не очень удобная, потому что при выезде, если ты пробыл больше времени, нужно бежать обратно в аэропорт, платить, обратно бежать к машине. Планируете ли вы модифицировать парковку так, чтобы это было максимально удобно для водителей? И второй вопрос: будет ли мешать новая стройка пассажирам, какое воздействие она окажет на нынешний аэропорт?  

Я противник платных въездов. Когда я руководил аэропортом, у меня была куча предложений от коммерсантов, но мы их не стали реализовывать. И в проекте нет платных, открытые подъезды. Но посмотрим.  Мы пока только строим. Мы не управляющая компания. Я склонен думать, что нужно зарабатывать на других вещах.

Один из  утяжеляющих моментов строительства — работа на действующем предприятии. В чистом поле, понятно, строить проще. Но, учитывая, что мы строим практически заново новый терминал, мы, безусловно, сможем так организовать нашу работу, чтобы не мешать прилетающим пассажирам. Старый будет работать, новый будет строиться. Потом все переключается на новый, а старый закрываем на реконструкцию. Есть подобный опыт работы мировой — строительство на действующих площадках.

Мы посмотрели внешний вид аэропорта. А внутри вы планируете такие зоны, как, например, в жарких странах, с фонтанчиками, что-то такое, чтобы чувствовать себя комфортно?

Мы специально пригласили специалистов из Кореи. Такого современного стандарта удобств будет, минимум, как в Инчхоне.

Я недавно была в Камбодже. Там такие сделаны уголки, где льется вода. Ничего громадного и технически сложного, но очень уютно.

Такие маленькие креативные штучки приятны.

У меня вопрос юмористический. Я в Интернете молодежь спрашивал: что же спросить такого у господина Лобкина. Простите, пожалуйста, но все мне начали говорить одно и то же: он пошел туда воровать. Ответьте им тоже как-нибудь: какую сумму вы решили украсть? Давайте поюморим, назовем сумму и посмеемся.

Хорошая тема. Спасибо за вопрос. Я сказал, что я расцениваю все, что обо мне говорят и пишут в Интернете, и не только обо мне, как признак культуры и психологии нашего человека. К сожалению, я не буду ссылаться на Фрейда или других, но человек всегда говорит то, что он думает, как бы он поступил на месте другого человека. Это психологически. Люди считают, что если пришел во власть, то только воровать. Пришел в аэропорт — тоже. К сожалению, не все, конечно, но такое мнение у нас есть. Может, отчасти, сама власть виновата, так себя ведет. Я помню, после студенческой скамьи, когда мне мама посылала десять рублей переводов, и я получал одиннадцать стипендию, сколько себя помню, когда хотелось сделать приятное девушке, всегда имел возможность зарабатывать деньги. Начинал с разгрузки, как и многие, вагонов с картошкой, с углем. Работал в стройотрядах. Позднее, когда разрешили заниматься бизнесом, занимался и видеосалонами, и икру с товарищем возили и продавали. Что разрешено было, тем и занимался. И зарабатывал деньги. Жена моя, помню, одна из первых работала в кооперативе «Модница, который они создали. Работала на рынке, продавала какие-то штанишки. Я помню, в день в конце восьмидесятых я зарабатывал больше, чем в месяц РП. Были такие времена. Была возможность вкладывать, покупать квартиры. Потихоньку мы с женой зарабатывали свой стартовый капитал. Позднее я работал в авиакомпании»Сахалинские авиатрассы». Эта работа мне позволила расширить свой кругозор. И мы создали свою авиакомпанию с Константином, «Авиашельф». Я никогда не скрывал, что деньги имею. И я полагаю, что когда происходит первое насыщение человека, когда он понимает, что ему уже не надо думать о хлебе насущном, как купить шубу или квартиру, тогда уже начинаешь понимать, что существует кроме денег много еще, что человеком движет. Честолюбие, высокие материи. Поэтому, когда я уходил из аэропорта «Толмачево», чтобы стать мэром Южно-Сахалинска, меня все считали круглым идиотом. Потому что должность моя ген.директора аэропорта «Толмачево», соответствующее финансовое вознаграждение и условия, которые у меня были тогда, начиная от бронированного мерседеса с охраной, трехэтажного коттеджа, я бросал и уходил в Южно-Сахалинск образца 2005-го года. Вы помните, каким он тогда был. Мне говорили, что я просто идиот. Мною двигало желание себя как мужчину реализовать, а о деньгах я уже думал в самый последний момент. Людям этого не объяснишь, потому что, если бы люди моей категории, которые прошли как я, они поймут. Люди, которые видят во всем только элемент наживы, не поймут. Я не смогу объяснить людям, что я не ворюга, я честный парень, потому что крыльев у меня нет за спиной, но, вместе с тем, я и в мэры шел, чтобы себя реализовать, что-то сделать в городе. Если мне это удалось, то я посчитаю свою миссию выполненной. И построить аэровокзал, о котором я мечтал еще в нулевых годах, я пошел не для того, чтобы заработать денег, а чтобы выполнить свою мечту. Ответ развернутый, но тут в двух словах не объяснишь.

Пятая власть. Лобкин А.И.А вы не скучаете по политике? Не хотите вернуться обратно?

Никогда, как говорится, не говори «никогда». Но пока я наслаждаюсь временем после той тренировки. Вообще, я считаю, два срока — это нормальный период, когда можно что-то сделать. Посмотрим, как дальше. Пока у меня есть интересный проект.

Как изменилась ваша жизнь за последние одиннадцать-двенадцать месяцев?

Я стал намного спокойнее. Поначалу чувствовал себя немного не в своей тарелке, потому что режим поменялся резко. А сейчас я просто, если так можно сказать, балдею. Абсолютно несоизмеримые нагрузки. Занимаюсь любимым делом. Авиация — это то, на что я учился. Мне приятно смотреть на тех людей, которые сейчас остались в мэрии работать. Я радуюсь их успехам, тому, что в городе происходит. Я испытываю удовольствие. И самое приятное, прошло то двенадцать месяцев, как я ушел в отпуск с последующей отставкой, и, вы знаете, за все это время, общаясь с людьми, я не беру Интернет, просто на улицах, в магазинах, я пока не слышал ничего плохого в свой адрес. Вот это и есть оценка моего труда, я считаю.

У вас через четыре дня день рождения. Как вы будете его встречать?

Я хочу улететь в Москву, к маме. Маме моей восемьдесят седьмой год, дай ей бог здоровья. Я лечу сделать ей и себе приятное, на два-три дня.

Может быть, СМИ уже об этом говорили: интересно, почему именно Надсадин? 

Когда мы на эту тему говорили, я сказал Сергею Александровичу, что у нас есть абсолютно уникальная возможность осуществить нормальную плавную передачу власти команде и людям, которые работали и могут использовать опыт совместной работы. Но, учитывая, что Сергей Александрович — человек другой, у него свое видение и свое мнение, пойти дальше. Мое жизненное кредо, что ученик должен идти дальше учителя. Любой руководитель должен воспитать себе смену. Я очень рад, что получилось так, что люди доверили Сергею Александровичу стать мэром города. Потому что, по большому счету, я считаю его очень порядочным человеком. Я с ним бок о бок работал семь лет в мэрии. До этого мы с ним работали в аэропорту «Южно-Сахалинск». Работая с ним вместе, я убедился, что это действительно человек с большой буквы, который способен реализовать самые смелые проекты города. И я считаю, что как раз так и должна власть переходить. Потому что, когда я пришел к власти в 2004-м году, я наделал кучу ошибок. Не зная ситуации, я привел с собой новую команду, не имеющую опыта. И нам потребовалось очень много времени, меня все критиковали, в том числе и вы, что я менял, как перчатки, вице-мэров. Я обжигался. Я руководил большими аэропортами, четвертым в России, три тысячи человек. Но это город. Это совсем другая ментальность. Руководить предприятием и городом — это небо и земля. И мне понадобилась куча времени, чтобы войти в курс дела. Поэтому Надсадину в этом плане проще, он уже прошел какую-то школу. Учитывая, что у него свое видение, он, безусловно, внесет что-то новое и пойдет дальше. Так и должно быть. Я считаю, что очень правильно мы поступили. И мне очень приятно, что количество проголосовавших за него действительно было очень велико. И люди его оценили. И, я думаю, никто не пожалеет о своем выборе.

А не бывает такого — позвонить и сказать: «Сергей Александрович, не так ты чистишь город! Надо вот так…»?

Нет, такого не бывает. Он прекрасно все знает. Я считаю, что хорошо он чистит, и все прекрасно. Столько много снега выпало. Основное, что нам удалось сделать, и я всегда это подчеркивал, это вернуться к нормальным рабочим отношениям с губернатором Сахалинской области. При наших бюджетных отношениях считать, кто круче, как это было в недавнем прошлом, было бы абсолютно неправильно. В интересах дела, города, людей надо четко понимать, что все свои амбиции, гордыню надо убирать глубоко и понимать, что, я всегда это говорю на подобных мероприятиях, мэров много на острове, а губернатор один. Выстраивать команду, чтобы это было в интересах жителей любого населенного пункта. Выстраивать такие отношения, чтобы можно было максимально использовать возможности губернатора в области строительства. В Южном нам это удалось. И вы видите, сейчас бюджет города двадцать пять миллиардов. Когда я пришел, бюджет был девять с половиной. Хорошее дело мы сделали. Я думаю, дальше будет только лучше.

Какой вопрос вас зацепил?

Пятая власть с Лобкиным А.И. Самый острый вопрос.Вот очень приятный молодой человек, хорошие вопросы задавал. На самом деле, это жизнь, что здесь на что-то обижаться. Так мы живем. К сожалению, порой, нравится тебе или не нравится, а на этом этапе именно такие вопросы. Все считают депутатов, мэров, губернаторов рвачами. Это, конечно, не совсем правильно. В семье не без урода отчасти, мы видим, читаем об этом. Но говорить о том, что все вокруг повязаны — не так страшен черт, как его малюют. Встречаются порядочные люди, которые ставят своей целью не только деньги, хотя мы все живем в материальном мире, у всех есть жены и дети, все хотят жить хорошо, но, повторяю, не все с акульими челюстями, чтобы воровать.

Может быть, тост?

Я должен сказать? Всем большое спасибо за вечер, за ваши вопросы, за внимание к авиационной теме! Тост скажу за наш прекрасный город, за его жителей, чтобы у них была жизнь такая, которая бы позволяла задавать вопросы только о любви, о природе, о погоде!

Пятая власть с Лобкиным. Общее фото.

 

Добавить комментарий