Отдаю свой зрительский голос за «Собачье сердце»

Собачье сердце

«Почему электричество, которое, дай бог памяти, потухало в течение двадцати лет два раза, в теперешнее время аккуратно гаснет раз в месяц?»

Пока режиссёры и актёры экспериментируют, критики рассуждают, а зрители голосуют, жизнь говорит: «Читайте, ставьте и смотрите Булгакова!»

«Разруха не в клозетах, а в головах». 

Сижу в квартире без воды и тепла (авария), где давно запасены газовая плита, баллоны к ней и фонарь (за последние месяцы уж несколько раз им находилось применение), крыша дома течёт (ждём капитального ремонта в будущем году) — и вспоминаю «Собачье сердце».Собачье сердце на сцене Чехов-центра.Эскиз петербургского режиссёра Олега Ерёмина по бессмертному произведению классика был показан в театральной лаборатории этого года первым. Критик и эксперт, идейный вдохновитель лаборатории Олег Лоевский подчеркнул, что в театре ничего не может происходить без зрителя, и пригласил всех к обсуждению и голосованию.Олег Лоевский и Олег ЕрёминТак вот: я голосую за «Собачье сердце» на сцене Чехов-центра.

Работа уже практически готова. Хоть и прозвучало во вступлении, что актёры, готовившие эскиз всего пять дней, могут не знать слов наизусть, текст был выдан безупречно. Всего пять артистов заняты в постановке. Но как заняты! Андрей Кузин бесподобен в роли Филипп Филиппыча Преображенского. Вот, прямо, поговорила бы ещё с профессором о культуре труда и жизни вообще, о хамстве и интеллигентности, об экспериментах… Кстати, авторам удалось удивительно легко и удачно показать на сцене операцию. Буквально один взмах простыней Преображенским и Борменталем (Сергей Авдиенко) — и вуаля.Собачье сердце. Операция.Залогом успеха эскиза стал талант Владимира Байдалова. И ШарикСобачье сердце. Шарик.из него неподражаемый вышел,Собачье сердце. Шарик и Преображенский.и Шариков весьма характерный. Даже спиной.Собачье сердце. Шариков спиной.А как с минимумом слов сыграла свою роль Татьяна Никонова! Её Зина точно запомнилась всем. Так выразительно читать газеты в углу уметь надо. Один практически, но такой яркий, выход Марии Картамаковой внёс свой незабываемый штрих в общую картину.

«Пропал Калабуховский дом».Собачье сердце в Чехов-центреДекорации передавали ощущение временности и движения в никуда. Музыка задавала настроение. Невесёлое такое. Думалось о вечной деликатности и уступчивости культурных образованных людей на фоне уверенной наглости хамства.

«Что-то вы меня, папаша, больно притесняете… То не плевать. То не кури. Туда не ходи… Что ж это на самом деле… Что вы мне жить не даёте?!»

Вспоминались многочисленные ситуации из жизни. Эх, всем бы молодым (да и не очень) сейчас знать Булгакова! Глядишь, и убережёмся от необдуманных экспериментов, от «советов космического масштаба и космической же глупости», сохраним и приумножим всё, что имеем. «Вылупим из себя всякие галлюцинации и займёмся… прямым своим делом«.

Добавить комментарий