«Одиночество в Макондо» на сцене Сахалинского театра кукол. Музыкальный элемент.

Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.

3 декабря в Сахалинском театре кукол играли спектакль для взрослых.  Я была на его премьере в марте и подготовила материал для одного городского журнала. Но его номер так и не вышел. Отправляю текст и фото, чуть было не оставшиеся в столе, на свободу — к читателям. 

***

11 марта 2016 года в Сахалинском театре кукол состоялась премьера. Режиссёр Чакчи Фросноккерс (Дмитрий Петров) и художник Ульяна Елизарова из Санкт-Петербурга поставили «Одиночество в Макондо» по роману нобелевского лауреата Габриэля Гарсиа Маркеса. Большая смелость молодости – решиться воплотить столь масштабное произведение в кукольном спектакле. Многие зрители шли в том числе и из любопытства — посмотреть, как уместится роман в пару часов действия.

Режиссёр признался, что для него это был самый сложный спектакль. Что казалось – всё идёт совсем не туда. И что неожиданно только после премьеры он понял, придя к ней вместе с актёрами, истинную суть одиночества.

Вот что Чакчи Фросноккерс рассказал о постановке:

В чём был ваш замысел? Какого эффекта хотелось добиться? — Режиссёром всегда руководит одна идея — поделиться своей мыслью. Заставить зрителя быть с нами в процессе. Сопереживать героям. Ибо лишь через сопереживание конкретным героям есть возможность добиться общего восприятия идеи.

— Тема одиночества для вас вообще по жизни актуальна? — Про актуальность одиночества нечего говорить. Одиноки все. Плохо это или хорошо — не знаю. Это данность. Не одиноких людей нет. Аминь.

— Как по-вашему: премьера удалась?  — Театр не терпит слова «результат». Поэтому по поводу того, удалась премьера или нет, не могу ответить. Ибо процесс не окончен до сих пор. Именно этой изменчивостью, этим прогрессом или регрессом театр отличается, например, от кино, где есть точная фиксация. Кино может меняться лишь в зависимости от смены восприятия зрителя. Сам объект искусства при этом недвижим. Такая картина на века. Театр же живет недолго. Ярко, громко, но недолго. Перечислить спектакли, идущие двадцать лет подряд в театре, едва ли можно. Театр здесь и сейчас. Умрёт актёр — и нет спектакля. Ну введут кого-нибудь — спектакль будет другой, тот спектакль уже не повторишь. Была премьера, затем «Одиночество в Макондо» играли уже без меня. И я уверен, что это новый спектакль. Он растёт, развивается, как ребёнок, как человек. И как человек, конечно, когда-нибудь умрёт. Театр — искусство, которое невозможно зафиксировать.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.«Прошлое — ложь, для памяти нет дорог обратно, каждая миновавшая весна невозвратима, и самая безумная и стойкая любовь — всего лишь скоропреходящее чувство».

Спектакль вовлекает и накрывает. С первой сцены. Начинает повествование о временах первозданных и житии семьи Буэндия собака в талантливом исполнении Маргариты Петровой. Она же и завершает много позже весь рассказ. Где начало? Где конец? В чём наш первоисточник? В том самом одиночестве, которым на сцене пронизано всё? Хосе-Аркадио (Игорь Двуреченский) и Урсулу (Марина Маковецкая) вроде бы «связывают узы, более прочные, чем любовь». Но это как раз то самое одиночество вдвоём.  И сколько бы ни странствовали многочисленные герои Маркеса в поисках земли обетованной, сколько бы потом ни воевали — всё, что у них есть — это лишь затерянный среди лесов, далёкий от моря островок всеобщего одиночества.

Костюмы в спектакле отлично выполняют свою художественную функцию. Безыскусные одежды пастельных природных тонов  сосредоточивают всё внимание зрителей на внутренней природе и переживаниях действующих лиц. Декорации и свет органично дополняют визуальный ряд. Куклы, как обычно в нашем театре, живут на сцене неотделимо от актёров. Всё начинается с театра теней. И вот уже Мелькиадес с высеченным из бронзы лицом соблазняет мечтателя и романтика Хосе-Аркадио своими чудесными игрушками.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.А бесподобная цыганка Лейла уводит из семьи сына и возлюбленного.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.Длинноногий коррехиадор защищает честь восьми дочерей, а между делом пытается навести в Макондо свои порядки.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.Повествование эклектично. В нём множество слоёв, эпизодов и характеров. Кому-то оно может показаться рваным и не цельным. Но ведь совсем не суть – уследить за судьбами всех персонажей и их пересечениями. Важнее – проникнуться и вчувствоваться. Позволить миру Маркеса, воспроизведённому на сахалинской сцене, забрать тебя в свои объятия и задать вопросы. О вечном, о главном.

На это направлено всё. И игра актёров (Александра Маковецкого, Олеси Смирновой, Александра Котова, Анастасии Котовой, Виталия Альбекова, Андрея Осипенко, Любови Кузнецовой, Лолиты Душкиной). Страстная, с надрывом, на пределе.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.И такой немаловажный в создании общего эмоционального воздействия элемент, как музыка. Авторы музыкального оформления спектакля — два, как их назвал режиссёр, «ценнейших кадра»: Аглая Жюгжда и Александр Захаров.

После просмотра представления, насквозь пронизанного звуком, возникает огромное желание узнать, что за произведения использованы в нём. Александр Захаров согласился приоткрыть кулисы театрального музыкального творчества.

Совместная работа по отбору музыкального материала, по его рассказу, началась задолго до самой постановки. По признанию Александра, «Одиночество в Макондо» стало для него уникальным опытом, так как все художественные приёмы спектакля ориентированы на передачу психологических метаморфоз персонажей. Это придаёт музыкальному сопровождению некую неоднородность, ввиду немалого количества действующих лиц и ещё большего числа их глубинных душевных процессов, каждый из которых требует от составителя звукового оформления чуткого индивидуального подхода. Ведь работая над музыкально-звуковой композицией театральных постановок самых разных художественных форм, режиссёр так или иначе требует от музыки определённых эстетических соответствий с визуальной концепцией спектакля. И процесс подбора музыкальной составляющей, как отмечает Александр, в большинстве случаев, изначально обусловлен желанием режиссёра подчеркнуть эмоциональное восприятие материала в контексте созерцательного процесса.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.Непосредственно отбор материала начался у них с приездом Чакчи Фросноккерса на Сахалин. И получилась своеобразная музыкальная эклектика, где есть обращение и к народным колумбийским, бразильским и латино-американским мотивам, и к композициям известных исполнителей, коллективов и композиторов (Gus Gus, Kronos Quartet, Nick Cave, Warren Ellis, Nina Simone, Panayotis Kalantzopoulos, Kinisis String Ensemble, Małe Instrumenty и др.), и к музыке образов, характера и настроения. Сахалинский звукорежиссёр считает большой удачей, что уже не в первый раз в совместном творчестве с Чакчи Фросноккерсом ему предоставляется уникальная возможность поработать с экспериментальным звуком, с атмосферами. Когда хочется звуком не только перенести зрителя в то место, где происходит действие, но и погрузить его в те или иные переживания и чувства героев.Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.Некоторые сцены, как рассказывает Александр, были музыкально утверждены ещё до начала репетиций. Чакчи Фросноккерс приехал с конкретными композициями к конкретному действию. В остальном же нашему талантливому звуковику была предоставлена режиссёром свобода в творческом поиске и полёте по подбору музыкального оформления. В спектакле звучит и русская балалайка в сцене избиения цыганами Хосе-Аркадио младшего, и абстрактно-колючий noise после смерти Пьетро Креспи. В сцене появления на свет Амаранты зритель слышит бразильскую народную колыбельную «Tu Tu Maramba». А в цыганских композициях, как замечает Александр, каждый зритель может уловить совершенно разные мотивы «разных» цыган. Как балканских, европейских, так и латиноамериканских (потомков тех же европейских, индийских цыган Старого Света).Одиночество в Макондо в Сахалинском театре кукол.Очень важным моментом в своей работе сахалинский звукорежиссёр считает качество того или иного музыкального материала. «Если мы хотим делать качественный продукт, соответственно его нужно качественно оформлять качественным официальным контентом» — замечает он. И заключает: «У меня своя правда, у зрителя своя. А правда, как известно — это совокупность сенсорного опыта без эмоциональной окраски. И музыка как раз раскрашивает опыт и восприятие разных людей в разные цвета».

Добавить комментарий