Баба Дуся

Баба Дуся

Я поняла, что такое смерть, когда мне было 12 лет. Подошла утром к бабушке – а она не дышит. Вчера еще мы с ней разговаривали, она, немного забывшись, беспокоилась, загнали ли гусей.  А ночью тихо ушла от нас. Помню, как только на кладбище я осознала, что больше не смогу услышать свою бабушку, поделиться с ней самым сокровенным. И лишь много позже поняла, о скольком нужно было успеть ее расспросить. Поздно. Но я ещё успеваю поделиться тем, что помню про свою Бабу Дусю.

Когда почтальон приносил ей пенсию, расписывалась за получение я. Потому что бабушка никогда не ходила в школу. Никто не учил её грамоте. Но она была самым мудрым человеком, которого я знала. Поэтому мне всегда смешно, когда кто-то начинает доказывать непреложное превосходство дипломов. Бабушкины жизненные университеты научили её почище всякого Оксфорда.

Сибирская деревня со всеми сумятицами прошлого века. Революция и Гражданская война. Застёганный плетями насмерть молодой муж, плохо на свою голову спрятавшийся в лесу то ли от белых, то ли от красных.  Оставшаяся одна с сыночком на руках бабушка не могла ослушаться строгого отца. Какие там романы и ухаживания? За кого сосватали – за того и пошла. И родила ему ещё много сыновей. И одну дочь – мою маму. Война. Голод и неустанный труд. Похоронка на одного сына. Раны мужа. И его смерть вскоре после войны. Затопленная при строительстве Братской ГЭС родная деревня. И сквозь всё это – способность не только обуть, одеть и накормить большую семью. Но и дать детям образование. Один сын был завучем школы. Другой трудился всю жизнь на нефтеперегонном заводе. А младший стал аж председателем совхоза. Моя мама закончила Иркутский Университет и уехала дальше всех от родного дома – на самый Сахалин, за романтикой. К ней со временем и перебралась бабушка.

Она нянчила нас с сестрой.  Это только теперь я высчитала, что бабушке было за 70 уже когда я родилась. То есть в музыкалку она меня водила лет в 80. И при этом отшучивалась от соседок-товарок: «Да, я второе музыкальное образование уже получаю!». Мама квартиру в новом доме выбрала именно на первом этаже специально, чтобы бабушке не приходилось подниматься высоко по лестнице.  Очень любили они втроем с Бабой Валей, которая жила напротив нас, и Михайловной  со второго этажа греть косточки на скамейке у подъезда. И разговоры все их были не злые, не осуждающие, а с юмором и любовью к жизни.

Заказы бабушки в магазин были масштабными. Она просила купить «ТЭЦ» или хотя бы «пол-ТЭЦ». Так она именовала кекс. Любимое ее лакомство с изюмом. Лекарством от всех болезней служил Тройной одеколон. А главной заповедью – «Никому не быть в тягость». Тихая, моя бабушка крестилась в уголке, молясь. До меня доносились лишь обрывки её молитв шепотом, отводивших от нас всё дурное, злое и нечистое. Со своими детскими обидами и открытиями я часто шла не к маме, которая вечно дежурила на сейсмостанции или ездила по командировкам, изучая землетрясения, а к Бабе Дусе. И как же мне её вдруг щемяще не стало хватать, когда она покинула нас в 91 год! Прожив долгую, трудную, но такую светлую жизнь.

1 комментарий:

  1. Владимир

    Спасибо Ирина! Прочитал, как окунулся в своё детство. К своей Бабушке. Счастливы те дети кто застал Бабушку!

Добавить комментарий